ПОИСК
ВЫБЕРИТЕ НОМЕР
         
Показать все
статьи из этой
рубрики
Показать все
статьи этого
автора
Показать все
статьи по этой теме
НАШИ ИЗДАНИЯ
Connect! Мир Связи
Каталог-справочник
НАШИ ПРОЕКТЫ
Наши авторы о важном
СОТРУДНИЧЕСТВО
Выставки и конференции
Connect Conferences
РЕКЛАМА



Яндекс Цитирования





Rambler's Top100 Rambler's Top100


Интервью номера
Алексей Голосов: «Волшебной палочки в ИТ не бывает»   

Способность предложить решения и продукты, без которых уже завтра невозможно будет представить повседневную жизнь и деловое взаимодействие, пусть большинство игроков рынка сегодня и не догадывается об этом, – ключевые отличия бизнес-почерка компании «ФОРС» как ведущего партнера Oracle в России и СНГ. В августе ФОРС отмечает свое 20-летие. Приверженность одному вендору на протяжении всей истории компании не только не помешала ФОРС развиваться, строить планы на будущее, но и обеспечила дополнительные конкурентные преимущества. Нет ли в этом противоречия в нынешних условиях, когда многие интеграторы предпочитают разнообразить портфель предлагаемых услуг? На этот и другие вопросы в канун юбилея мы попросили ответить президента компании «ФОРС» Алексея Голосова.

– Нашу беседу в преддверии 20-летия ФОРС следует начать с поздравления, адресованного всей вашей команде. Не так много компаний, аналогичных ФОРС, являются ровесниками российского ИТ-рынка…

– Спасибо за поздравления. Что касается возраста нашего бизнеса, то всего пять или шесть компаний на отечественном рынке старше ФОРС. Остальные, пусть и не намного, но все же моложе.

– Сделав ставку на технологии Oracle в момент создания компании, вы остаетесь верны этому принципу и сегодня?

– Да, это так. Стоит отметить, что Oracle в нашей жизни появился не случайно. В первой половине 80-х мы с коллегами по компании работали в Академии наук, занимались исследованиями в области информационных систем и баз данных. Когда пришлось выбирать СУБД для исследовательской программы, возникла возможность использовать Oracle. Так что к разработкам этой корпорации мы обратились еще в 1983 г., и до создания ФОРС использовали продукты Oracle в качестве основного инструментария для проводимых тогда исследований и решения стоявших перед нами задач. К слову, эти семь-восемь лет можно по аналогии с педиатрией назвать пренатальным периодом развития компании: нам удалось накопить практический опыт и приобрести теоретические знания. Поэтому, когда возникла идея создания компании, альтернативы тому, чем предстоит заниматься, для нас просто не существовало. Если большинству предпринимателей в первую очередь интересен бизнес как таковой, то для нас принципиально важно и интересно было продолжить дело, начатое в Институте системных исследований Академии наук.

– История становления вашей компании напоминает модель развития бизнеса в условиях инновационной экономики. Так ли это?

– Безусловно. Созданию компании «ФОРС» предшествовала исследовательская работа, для выполнения которой применялись решения и продукты Oracle. Предпосылкой к становлению ФОРС как производственной структуры также послужила связка с академической деятельностью. Наша команда унаследовала идеи, которые развивала ранее в рамках научной работы. Бизнес-модель формировалась примерно по следующей схеме: исследования, инновации и создание коммерческой структуры, обеспечивающей выполнение работ полного цикла. Разница, пожалуй, лишь в том, что сегодня темпы развития значительно выросли.

– Изменились не только темпы. Интеграторы вынуждены предлагать разнообразный пакет услуг. Насколько оправдана моновендорная стратегия в нынешних условиях?

– Развитие рынка в направлении облачных технологий приведет до некоторой степени к стиранию границ между системными интеграторами, разработчиками прикладных решений, компаниями, которые специализируются на инфраструктурных решениях, и т.д. В России эта тенденция набирает силу, крупные интеграторы уже давно создали собственные центры разработки. На мой взгляд, сегодня у ИТ-компаний появилось еще одно амплуа, которое условно можно назвать Value-провайдер, т. е. компания, которая, поставляя заказчикам услуги и решения, создает дополнительную потребительскую ценность.

Моновендорность ФОРС ни в чем не ограничивает компанию. Мы ни разу не сталкивались с ситуацией, когда бы нам не хватило инструментария Oracle, чтобы обеспечить эту дополнительную ценность заказчикам. Тем более после объединения Oracle и Sun Microsystems, когда стала доступной еще более обширная линейка продуктов и решений.

Но вместе с тем большое значение имеет и специализация, что нашло отражение в новой партнерской программе Oracle. По-прежнему важно иметь области, в которых компания профессионально особенно сильна. В каком-то смысле Oracle – это наша глобальная специализация. Использование на протяжении всего этого времени инструментария одного вендора обеспечило ФОРС ряд бесспорных конкурентных преимуществ. Технологии, наши знания в сочетании с опытом позволяют разрабатывать самые разнообразные решения и услуги, востребованные заказчиками. Многолетний фокус на Oracle помог нам, что называется, набить руку, обеспечить постоянное повышение эффективности работ и проектов. Не думаю, что если бы компания хваталась одновременно за всевозможные другие продукты, от этого выиграли бы наши заказчики. Кстати, в новой партнерской программе в рамках продуктовой линейки Oracle выделены специализации. В настоящее время у ФОРС их девять, в ближайшей перспективе еще пять-шесть. Однако это не самоцель. Наличие специализаций важно не только нам, но и нашим партнерам, заказчикам.

– Как бы вы определили главные достижения компании за 20 лет?

– Создан профессиональный коллектив, сформирована определенная корпоративная культура, основанная, я бы сказал, на совестливости (не знаю, правда, насколько это слово уместно в бизнес-лексике). Существуют компании с нацеленностью исключительно на коммерческий результат. Но наша команда всегда руководствуется еще одним критерием – качеством выполненной работы, степенью удовлетворенности от полученного результата. К проекту, который принесет прибыль, но по каким-либо причинам не будет работать в полную силу, отношение в компании сдержанное. Для наших сотрудников стимулами являются не одни только финансовые соображения или перспективы профессионального роста, но и ощущение значимости собственного труда. Так, к примеру, для нас важно, что даже написанные много лет назад нашими разработчиками приложения используются в проектах до сих пор. Именно эту атмосферу как элемент корпоративной культуры, приверженность такой нравственной конституции я имею в виду, когда говорю о совестливости.

Еще на одно достижение ФОРС обратили мое внимание зарубежные коллеги и партнеры. Они утверждают, что другой такой компании в международной партнерской сети Oracle нет. Среди западных и российских компаний можно, конечно, найти похожие на нас по отдельным направлениям деятельности, масштабу бизнеса, каким-то иным критериям, но не такого верного Oracle многофункционального партнера. ФОРС позиционирует себя на рынке как компания-универсал в отношении технологий Oracle. И, судя по оказываемой нам поддержке, Oracle дорожит тем, что мы предлагаем на рынке. Ведь ФОРС обеспечивает весь спектр работ и услуг – дистрибуцию, системную интеграцию, разработку приложений, обучение и т. д. По сути, ФОРС, с некоторыми оговорками, – это Oracle в миниатюре. Хотя с каждым годом становится все сложней угнаться за Oracle при нашей весьма скромной численности персонала (в наших офисах в двух российских столицах всего около 500 сотрудников).

– Недавнее открытие ExaStack Studio – это дань модным облачным веяниям или логичный шаг, вытекающий из общей стратегии развития компании?

– Это абсолютно логичный шаг, хотя если бы десять лет назад меня спросили, будет ли у нас ExaStack или что-нибудь подобное, связанное с инфраструктурными решениями, я бы сильно усомнился. Не могу утверждать, что способен предвидеть будущее.

– Допускаю элемент лукавства в вашем ответе. Когда лет пять назад Николас Карр предположил, что ИТ станут такой же привычной услугой, как, например, электричество, все принялись его ругать. Вы были одним из немногих, кто поддержал его точку зрения и вступил в полемику с оппонентами Карра…

– Провокационное в чем-то для того времени мнение Карра, изложенное в книге «Блеск и нищета информационных технологий», оказалось по сути верным. ИТ-услуги в целом уже сегодня, хоть и с натяжкой, можно приравнять к электричеству, водоснабжению или любым другим коммунальным слугам. Дело в том, что далеко не все приложения дают бизнесу конкурентные преимущества. Часть из них выполняет достаточно важную, но тем не менее обслуживающую роль – как, например, системы бухгалтерского учета, управление кадрами или ведение делопроизводства, которые автоматизируют стандартные функции. Однако сдерживает окончательное превращение ИТ в услугу наподобие коммунальной недостаточно широкое распространение аутсорсинга в области ИТ. Тому есть ряд причин – в частности, несовершенство законодательной базы, неготовность учитывать специфику работы с данными и нести за это соответствующую ответственность, ненаказуемость деяний, связанных с воровством данных, особенности менталитета и т. д. Но в том, что за облачными технологиями будущее, сомневаться не приходится.

– И все же, какую роль сыграла интуиция в открытии ExaStack Studio – демо-центра по Oracle Exadata?

– Дело не в интуиции. Правильный выбор генерального направления, цивилизованное поведение на рынке рано или поздно начинают работать на благо компании. При этом мы отдаем себе отчет в том, что успех ФОРС напрямую связан с успехом Oracle. Можно с уверенностью сказать, что мы выбрали перспективное направление в ИТ, предусматривающее поставку мощных инфраструктурных решений, «правильного» вендора, на базе технологий которого и строим свою работу. Для этого были проведены соответствующие исследования рынка, подготовлены кадры. Открытие ExaStack Studio можно считать логичным шагом в развитии компании. Название демо-центра ExaStack Studio подразумевает, что вслед за вычислительным комплексом Oracle Exadata последует приобретение еще одного – Oracle Exalogic Elastic Cloud. Наши намерения подкрепляются тем, что число партнеров, заинтересовавшихся новой услугой, постоянно увеличивается.

– В чем главные преимущества вычислительного комплекса Oracle Exadata по сравнению с другими решениями того же класса?

– В качестве примера приведу весьма специфическую, но очень показательную область – управление арбитражными сделками, где от производительности напрямую зависит результативность бизнеса. Если не совершил сделку за считанные доли секунды, на успех нечего и рассчитывать. Клиентам, которым нужно быстро купить товар и тут же его продать, приходится анализировать огромное количество информации. Они готовы к любым ухищрениям, чтобы только повысить производительность и увеличить скорость принятия решений ради достижения бизнес-целей. И именно Oracle Exadata в качестве программно-аппаратного комплекса позволяет добиться этого лучше, чем какой бы то ни было другой продукт. Конечно, список таких областей весьма и весьма велик.

– Как рынок воспринял появление ExaStack Studio в портфеле ФОРС? О чем свидетельствует обратная связь?

– Непраздный интерес, проявленный к демо-центру, неслучаен. Развитие ExaStack Studio – одно из стратегических направлений развития нашей компании. Вокруг демо-центра формируется определенная экосистема. При этом у наших заказчиков не должно быть иллюзий, что с выводом на рынок Exadata мы предлагаем своего рода волшебную палочку. Ее в ИТ не бывает. Скорее, это сапоги-скороходы. Побежишь существенно быстрее, если знаешь куда. А если нет – будешь очень быстро и бестолково носиться.

Проблема в том, что некоторые приложения все равно требуют миграции, поскольку написаны на старых версиях Oracle. Кроме того, оставляет желать лучшего качество программ, я бы сказал, культура их написания. Некоторые приложения, тестируемые с помощью Exadata, не показывают ожидаемого повышения производительности только по той причине, что требуют внесения существенных изменений в программный код. И дело здесь не в Exadata. Это прекрасный инструмент, позволяющий решать, в частности, задачи, связанные с центрами обработки данных. Просто его возможностями не удастся воспользоваться в полной мере, если приложение написано некорректно. Это все равно, что оказаться за рулем гоночного автомобиля, желая обеспечить себе преимущества в скорости и не имея при этом прав на вождение.

– Что рекомендуете заказчикам в подобных случаях?

– На примере открытой части кода наши специалисты переписывают приложение и показывают, с какой производительностью оно может работать на базе Exadata. А затем клиенту предлагается выбор: самостоятельно переписать оставшуюся часть по образу и подобию либо поручить эту работу нам. Продуктивное использование комплекса зависит от того, насколько успешно проведена миграция и как настроены приложения. Вокруг Exadata постепенно формируется целый спектр услуг, которые мы предлагаем своим партнерам и заказчикам.

– Какие еще направления развития ФОРС являются сегодня наиболее перспективными для компании?

– Большие перспективы мы связываем с развитием ИТ в здравоохранении. Недавно в компании создано подразделение, отвечающее за вопросы внедрения ИТ в этой области. У нас много проектов в разной стадии проработки, которые касаются, в частности, бюджетирования, интеграции медицинских систем и данных, персональной телемедицины. ИТ в этой сфере будет стремительно развиваться, поскольку принятие оптимального решения врачом в большой мере зависит от того, насколько оперативно собраны и проанализированы данные, касающиеся здоровья пациента.

С недавних пор я также возглавляю Институт информационных технологий в Высшей школе экономики. Совместно с этим университетом, который обладает сильной командой исследователей и корпоративной культурой, близкой нам по духу, ФОРС планирует осуществить ряд проектов, связанных в первую очередь с персональной телемедициной. Как показывает практика, инновационные исследования, без которых невозможно развитие информационных технологий, должны выполняться на базе университетов. Министерство образования и науки поддерживает эти начинания.

– На внедрение ИТ в здравоохранении государство выделяет огромные средства. Как всегда, возникает вопрос, насколько рационально они будут израсходованы…

– На мой взгляд, средства должны направляться на приобретение решений, уже зарекомендовавших себя на рынке. Допустим, нужен интеграционный механизм, например система межведомственного электронного взаимодействия. Нами эта технология уже неоднократно опробована и отработана, в том числе в рамках федерального и региональных проектов при реализации московского проекта «Одно окно». Заказчики довольны результатом. И ФОРС может гарантировать такой же результат при выполнении любого подобного проекта. Не вижу смысла создавать подобные решения с нуля – будут потеряны не только деньги, но и время.

Вместе с тем важно стимулировать развитие новых направлений информатизации в медицине. Здесь можно назвать разработку индивидуальных медицинских приборов, мобильных устройств-индикаторов, фиксирующих показатели состояния здоровья человека, и многое другое.

– От чего, на ваш взгляд, зависит эффективность информатизации различных сфер в РФ и при каких условиях она достижима?

– Это зависит от наличия реальной экономической потребности со стороны бизнеса или государства, выступающих в роли заказчиков соответствующих решений, продуктов или услуг. Там, где информационные технологии становятся действенным инструментом решения задач, они показывают высокие результаты. Там, где ИТ применяются в качестве украшения, без которого можно обойтись, они далеко не всегда эффективны, если вообще в этом случае уместно говорить об эффективности. Успех информатизации в госсекторе во многом будет зависеть от того, удастся ли создать нормальную конкурентную среду, решить кадровую проблему. На рынке колоссальный дефицит, в первую очередь системных архитекторов и аналитиков.

– Известны ли вам способы решения этой проблемы?

– Совместно с университетами нужно запускать новые программы подготовки, которые уже разрабатываются, в частности в Высшей школе экономики. И бизнес тоже должен участвовать в этих проектах, поскольку часть вины за кадровый голод на рынке лежит на ИТ-компаниях. Они привлекают талантливых студентов старших курсов университетов в основном для написания программ, вместо того чтобы создавать мини-инкубаторы по подготовке высококлассных системных специалистов. Архитектура в области ИТ требует высокого интеллекта, хороших системных знаний, умения анализировать, склонности к созерцательности и т. д. Для подготовки таких специалистов требуются время и соответствующие условия. Как я уже упоминал, благодаря знаниям, приобретенным за годы работы в Академии наук, особой атмосфере, которая культивировалась в те годы, мы в ФОРС сумели много чего сделать. Сегодня темп жизни изменился, и наш путь вряд ли возможно повторить. В университете студенты не успевают постичь премудрости системной архитектуры, в области ИТ сохранилось не так много настоящих научных школ, а бизнес больше стимулирует талантливую молодежь к повышению уровня квалификации в узкоспециализированных областях. Надеюсь, магистерские программы, ориентированные на подготовку системных архитекторов и аналитиков, помогут в решении данной проблемы, хотя не все просто и с преподавательским составом. Старшее поколение уходит, а смены нет.

– Кадровый голод на ИТ-специалистов на фоне оживления рынка характерен только для нашей страны?

– Не только. Недавно я вернулся с заседания Наблюдательного совета партнеров Oracle, и в разговорах с коллегами из других европейских стран выяснилось, что проблема весьма актуальна и для них тоже. В этом нет ничего удивительного. ИТ-бизнес в любой стране построен на людях. Подготовка специалистов требует времени, а система образования не всегда успевает за быстрым развитием информационных технологий.

– Что представляет собой деятельность наблюдательного совета партнеров Oracle?

– Наблюдательный совет Oracle (Partner Advisory Board) призван обеспечить обратную связь с партнерами, которых в мире насчитывается более 10 тыс., а через них – с рынком. Oracle использует эту площадку в качестве полигона для испытания новых идей, анонсирования и обсуждения различных партнерских программ. Например, за год до того, как объявить последнюю партнерскую программу Oracle Partner Network Specialized, корпорация представила ее на заседании совета. Из доверенных партнеров создавались фокус-группы, которым предстояло предложить свои соображения и рекомендации по внедрению новой инициативы. В то же время наблюдательный совет играет роль «рупора» партнерского сообщества. Партнерам предоставляется возможность выдвигать свои предложения и соображения относительно решений вендора. Благодаря такому обсуждению иногда удается даже предупреждать появление возможных проблем. Как показывает опыт, это довольно эффективный механизм, о чем я могу судить как старейший участник Partner Advisory Board.

– Какую пользу извлекаете для себя, участвуя в заседаниях Oracle Partner Advisory Board?

– Прежде всего я получаю возможность узнать о планах и перспективах развития корпорации из первых рук в ходе презентаций и дискуссий с участием топ-менеджмента Oracle. Повестка заседаний анонсируется заранее и требует серьезной домашней работы по анализу и обобщению позиции сообщества российских пользователей. По возвращении домой делюсь услышанным на российском наблюдательном совете, который возглавляю. Следует отметить, что на заседаниях Oracle Partner Advisory Board обсуждаются преимущественно глобальные проблемы. Мы же в России чаще всего обсуждаем технические вопросы, например связанные с логистикой или технической поддержкой, а не перспективы дальнейшего развития на годы вперед. Исторически сложилось так, что в нашей стране слишком короткий горизонт планирования, это одна из отличительных особенностей нашего менталитета.

– Если преодолеть эту российскую особенность и все же попытаться заглянуть в будущее, какие доминирующие на рынке тенденции вы могли бы выделить?

– На глобальном рынке все идет к тому, что компании будут предлагать ИТ-решения как услугу. Рост масштабов внедрения ИТ и высокая динамика будут в здравоохранении и ЖКХ, это «вечные» темы для компаний, занимающихся информационными технологиями.

Продолжится процесс консолидации рынка, слияния компаний. Стирание границ между ними будет происходить вследствие сближения их бизнесов – интеграторы будут нуждаться в разработчиках, разработчики поймут, что им нужны знания инфраструктуры, и т. д. Позиции крупной компании всегда будут прочнее, чем компании среднего эшелона – во многом благодаря эффекту синергии.

Еще одна очевидная тенденция состоит в том, что меняется отношение бизнеса к ИТ-аутсорсингу. Будут возникать корпоративные центры обработки данных, например в рамках крупных финансово-промышленных групп, не готовых передавать свои данные на внешний аутсорсинг. При этом каждое из десятков входящих в такие группы юридических лиц избавится от необходимости содержать и развивать собственное ИТ-подразделение.

– Как планируете развивать компанию в ближайшие годы?

– Нам предстоит повышать эффективность работы, развивать свои навыки и умения, расширять продуктовые линейки и географию присутствия, осваивать новые для нас индустрии.

– Что собираетесь для этого предпринять?

– Привлекать инвестиции, более тщательно подходить к выбору проектов. Кроме того, настал момент, когда мне как руководителю ФОРС следует проявлять больше жесткости, что я и постараюсь делать.

– С чем еще связаны планы личного развития? Что вас увлекает? О чем мечтаете?

– В последнее время по-настоящему увлекся гольфом, хотя всегда считал, что эта игра лишь отдаленно напоминает спорт. При моей любви к перфекционизму готов часами (где бы их только взять) отрабатывать удары.

Мечтаю научиться спокойно воспринимать происходящее вокруг, перестать болезненно переживать несправедливость, которую вижу. Если бы мне удалось научиться этому, жизнь стала бы немного проще, в том числе и для окружающих меня близких людей.

– Кто вам ближе по духу – стоики или эпикурейцы?

– В чистом виде ни те ни другие. Скорее всего, я – стоик, мечтающий быть эпикурейцем.

Подготовила Светлана Арянина


 




Заказать полную PDF-версию свежего номера Connect!



Показать все статьи по теме ИТ-услуги

Поставьте свою оценку:
   1   2   3   4   5   

< Предыдущая статья

  
Следующая статья >

НАШИ ПРОЕКТЫ
ПРОСМОТР ПО ТЕМАМ
IP-телефония
Беспроводная связь
Бизнес-аналитика
Биллинг и OSS/BSS решения
Видеоконференцсвязь
Измерительная техника
Инфокоммунникации регионов
Информационная безопасность
ИТ-услуги
КИС (Корпоративные информационные системы)
Контакт-центры
КСПД (Корпоративные сети передачи данных)
Мобильная связь
Облачные технологии
Профессиональная радиосвязь
Серверные решения
Системы бесперебойного питания
Системы хранения данных
Ситуационные центры
Спутниковая связь
УПАТС
Фиксированная связь
Цифровое телевидение
TOP 20 СТАТЕЙ
Роль государства в обеспечении информационной безопасности
Консолидация телекоммуникационных ресурсов отраслей топливно-энергетического комплекса
Реквием по SoftSwitch
Трехсайтовая архитектура – реальная защита от катастроф
В Тулу за кальяноваром, или Что такое адаптивный call-центр
Ненадежность IP-телефонии: мифы и реальность
Четвертым будешь?
Путеводитель по рынку OSS-решений
В жизни все бывает, поэтому сделайте резервную копию…
Оптимизация энергопотребления в современном ЦОД
VSATизация России – промежуточные итоги
Современные программные телефоны
Аккумуляторные батареи для современных ИБП
Особенности информатизации телекоммуникационных компаний в России
Отечественные производители телекоммуникационного оборудования
Проблемы нормативно-правового, организационно-технического и программного обеспечения защиты информационных систем
Смена поколений в стандартизации СКС
Проблемы и перспективы формирования мобильной медиасреды в России
Принципы организации сетевой инфраструктуры ООО «ЛУКОЙЛ-ИНФОРМ»
Модульные отказоустойчивые системы бесперебойного питания: за и против
Все ТОПовые статьи >>