ПОИСК
ВЫБЕРИТЕ НОМЕР
         
Показать все
статьи из этой
рубрики
Показать все
статьи этого
автора
Показать все
статьи по этой теме
НАШИ ИЗДАНИЯ
Connect! Мир Связи
Каталог-справочник
НАШИ ПРОЕКТЫ
Наши авторы о важном
СОТРУДНИЧЕСТВО
Выставки и конференции
Connect Conferences
РЕКЛАМА



Яндекс Цитирования





Rambler's Top100 Rambler's Top100


Панорама
Николай Ильин: «Система СЦ в ОГВ – основа профессионального государственного управления»   

Сегодня в нашей стране создается система ситуационных центров органов государственной власти. Возрастает количество и расширяется функционал СЦ, которые строятся в интересах руководителей министерств и ведомств,
глав субъектов Российской Федерации, а также руководителей крупных предприятий. Какие задачи и проблемы актуальны на текущем этапе развития ситуационных центров? Об этом мы беседуем с заместителем начальника управления информационных систем (УИС) Спецсвязи ФСО России профессором Николаем Ивановичем Ильиным.

– Можете ли вы дать сравнительную оценку сегодняшнему состоянию развития системы ситуационных центров (СЦ) в органах власти в нашей стране и за рубежом? Какие зарубежные страны наиболее преуспели в этом направлении?

– За рубежом идея создания СЦ как систем поддержки принятия коллективных решений стала весьма актуальной еще с 1970-х гг. В настоящее время сотни ситуационных центров функционируют в органах государственного и корпоративного управления различного уровня, в вооруженных силах, в различных службах развитых стран. Называются они по-разному: центры стратегического управления, ситуационные комнаты, визионариумы. Такие центры организованы у президента США, СЦ есть в Пентагоне, ФБР, почтовой службе США, при Генеральном секретаре Европейского Союза. СЦ правительства Германии, например, ориентирован на решение социально-экономических проблем. Несколько десятков СЦ различного назначения эксплуатируются в Норвегии. В Японии получили распространение командные пункты управления.

Крупные коммерческие компании, принимающие стратегические решения на основе многоаспектного анализа не только экономической, но и политической, научно-технической, социальной и иной информации, тоже имеют центры стратегических исследований. Среди таких фирм можно назвать PricewaterhouseCoopers (США), Boeing (США), Eastman Chemicals (США), Computer Science Corporation (США) Aerospatiale (Франция), Nokia (Финляндия).

Базовые ПТК зарубежных СЦ сопоставимы с ПТК отечественных СЦ, поскольку опираются на аппаратные средства ведущих мировых компаний – Panasonic, Tandberg, Mitsubishi и т. д. У нас есть резервы в части создания территориально распределенной системы центров подготовки информации, доступа к информационным ресурсам, внедрения системы поддержки и принятия решений в СЦ.

– Какие задачи и полномочия возложены на ФСО в деле выстраивания системы СЦ в органах власти различных уровней на этапах проектирования, строительства и эксплуатации?

– В стране создано более 30 СЦ, и их интеграция осуществляется путем взаимного доступа к ресурсам, совместной экспертной обработки поставленных задач. В настоящее время подготовлены и разосланы руководителям субъектов РФ методические рекомендации по созданию СЦ ОГВ, которые обеспечат их совместимость, сократят время и снизят стоимость их создания. Важным результатом развития системы СЦ можно считать построение видеоконференцсвязи, которая охватывает сегодня все федеральные и региональные структуры и активно используется в СЦ Администрации Президента РФ и Правительства РФ.

ФСО России является «локомотивом» этого процесса, осуществляет методическое сопровождение работ при создании ситуационных центров. При ее участии созданы СЦ в Санкт-Петербурге, Красноярском крае, Калужской, Костромской, Пензенской, Сахалинской, Свердловской, Воронежской и Ростовской областях. В 2011–2012 гг. планируется создание СЦ в Республике Тыва, Забайкальском и Алтайском краях, Омской и Томской областях, Ненецком автономном округе. К 2015 г. необходимо завершить создание СЦ в субъектах РФ.

– На каком этапе сегодня находится строительство «вертикали» СЦ в органах власти РФ? В какие сроки этот процесс будет завершен? В каких направлениях пойдет дальнейшее развитие сети СЦ?

– Сегодня в составе функционирующих Ситуационный центр Президента РФ, ситуационные центры Правительства РФ, Администрации Президента РФ, Контрольного управления Президента РФ, Управления Президента РФ по работе с обращениями граждан, Совета Безопасности РФ, полномочных представителей Президента РФ в федеральных округах, в федеральных органах государственной власти. В субъектах РФ активно создаются СЦ.

Система СЦ развивается на основе единых требований, предъявляемых к ключевым ее компонентам, ПТС и информационным ресурсам, в том числе к информационной безопасности функционирования ситуационных центров.

Состояние использования ситуационных центров для поддержки государственного управления характеризуется сегодня, во-первых, значительным повышением заинтересованности руководителей государственной власти в применении ситуационных центров; во-вторых, наличием опытного и профессионального корпуса специалистов, поддерживающих создание и актуализацию большего объема информационных ресурсов и эксплуатацию программно-технических средств и средств телекоммуникаций; в-третьих, расширением функциональных возможностей СЦ, комплексным использованием информационно-телекоммуникационных технологий, позволяющих осуществлять аналитическую обработку и представление разнородной информации, обеспечивать удаленный доступ к информационным ресурсам и устойчивую видеосвязь.

– Не секрет, что дилемма унификации, или уникальности, СЦ по-прежнему актуальна для специалистов. Как, по вашему мнению, следует к ней относиться? Что сегодня в СЦ можно отнести к типовым апробированным решениям? В каких случаях нужен уникальный проектный подход? Каковы тенденции в данной сфере?

– С технической точки зрения ситуационный центр представляет собой сложный программно-аппаратный комплекс, включающий множество взаимосвязанных, как правило, типовых подсистем.

Сегодня апробированы следующие проектные решения:

  • подсистема отображения информации;
  • интерактивные средства индивидуального и коллективного пользования;
  • комплекс средств вычислительной техники;
  • подсистема озвучивания и аудиоконференцсвязи;
  • подсистема коммутации;
  • подсистема документирования;
  • выносной мультимедийный комплекс;
  • подсистема видеоконференцсвязи;
  • подсистема безопасности СЦ.

В настоящее время можно говорить о типовых проектных решениях информационно-аналитических систем и информационных ресурсов для поддержки принятия управленческих решений в экономике, промышленности, социальной сфере, национальной безопасности и т. д.

Но в целом каждый СЦ является уникальным, наукоемким, неповторимым проектом, который должен создаваться с использованием методологии проектного управления. На всех этапах жизненного цикла – предпроектном, планирования, проектирования, реализации, ввода в эксплуатацию СЦ – важнейшей проблемой является обеспечение требований информационной безопасности.

– Сегодня все чаще можно слышать о проблеме широкого привлечения аналитиков/экспертов к работе СЦ. Каким образом она может быть решена? Насколько адекватно отечественное экспертное сообщество стоящим перед страной задачам? Как стимулировать этот процесс?

– В условиях проводимой в нашей стране модернизации существенно возрастает потребность в оперативной и научно обоснованной экспертной оценке всевозможных факторов развития общества и государства с целью принятия оптимальных управленческих решений в СЦ как федерального, так и регионального уровня.

Основные проблемы в привлечении аналитиков-экспертов таковы:

1) необходимость модернизации сложившегося механизма подготовки решений, особенно с учетом реально существующего фактора лоббирования;

2) отсутствие нормативной правовой базы экспертной деятельности;

3) нерешенность вопросов финансового обеспечения и других, в том числе нематериальных, видов мотивации экспертов.

При решении первой проблемы важно учитывать, что у каждого руководителя сложился круг доверенных людей, советников и помощников, обеспечивающих принятие управленческих решений. Механизм их вовлечения в процесс принятия решения сводится, как правило, к звонку руководителя и подготовке соответствующей справки.

Сегодня экспертная деятельность нормативно регламентируется явно недостаточно, соответственно говорить об ее эффективности нельзя. Поэтому инициатива Председателя Правительства Российской Федерации по развитию государственной экспертной деятельности в интересах «Стратегии 2020» и реализованная в соответствующих постановлениях Правительства РФ вселяет определенный оптимизм.

Решению третьей из обозначенных проблем, несомненно, способствовало бы включение в бюджет России статьи «Информационно-экспертное обеспечение ОГВ», как это сделано, например, в США.

Адекватность ответов и заключений экспертов зависит от их добросовестности. Оценка добросовестности раскрывает важный методологический потенциал, позволяющий синтезировать и выявлять уникальные и полезные идеи, возникающие во время экспертной процедуры. Иногда нужен и такой ответ, который покажется неадекватным, но может нести в себе оригинальность, без чего принятие решения в условиях ЧС/ЧП иногда просто невозможно. На практике сотрудники СЦ обычно имеют иной взгляд на проблему, чем эксперты, что определяется их местом работы и спецификой деятельности, но сотрудникам СЦ нужна внешняя оценка, обратная связь для оптимизации принимаемых решений.

Вместе с тем, индивидуальная свобода творчества эксперта, очевидно, должна ограничиваться там, где начинается защита публичного интереса и соответственно повышается ответственность эксперта за результат принятия решений, за оценку рисков. Сейчас ставится вопрос о создании такого механизма, чтобы эксперт разделял риски возможного ущерб от реализации своего предложения.

– Кто должен заниматься организацией взаимодействия с экспертами? И кто эти эксперты? Каким образом предполагается оценивать корректность принятых ими решений? Как строится (или должен строиться) этот процесс? Насколько успешен существующий опыт?

– Если кратко, то организацией должны заниматься сотрудники СЦ и аппарат руководителя, в интересах которого проводится экспертиза.

Существует формальная трактовка понятия «эксперт» – в Высшую аттестационную комиссию входят наиболее выдающиеся ученые, официально имеющие этот статус. Их около 2 тыс. человек, и все они присутствуют в базе данных ситуационного центра Президента РФ. Но, конечно, экспертом не обязательно должен выступать доктор наук, профессор или академик. Главное, чтобы это был профессионал, который глубоко знает ту или иную проблему.

Вопрос отбора и верификации экспертов – очень непростой. Поэтому целесообразно создать организационный центр, обеспечивающий два основных направления действий: методологическое и регулирующее. Каждое направление институционально может быть оформлено в виде подразделения (рабочей группы). Первая группа обеспечивает регулярную ориентацию в проблемном пространстве, помогает детализировать конкретный запрос к экспертам, разрабатывает методики и инструкции, развивает теорию и совершенствует технологии экспертных процедур. Членов этой группы можно назвать методологами. В состав этой группы могут входить тематические кураторы или их представители.

Вторая группа осуществляет непосредственную регуляцию, взаимодействует с экспертами, экспертными и профессиональными сообществами, проводит конкретные экспертные процедуры, рассылает экспертам вопросы, контролирует получение ответов, следит за реакцией и наличием связи с экспертами и др. В этой группе по каждому экспертному запросу быстро определяется режим проведения экспертной процедуры, уточняется при необходимости методика ее проведения, готовится проект решения.

На основе организационного центра возможно формирование Комиссии (группы) по аккредитации экспертов, ответственной, в частности, за принятие решений по ведению «Реестра экспертов» (включению и исключению экспертов, корректировке данных).

Достаточно успешный опыт привлечения экспертов для обеспечения принятия управленческих решений накоплен в Ситуационном центре Президента Российской Федерации, который в апреле этого года отметил свое 15-летие. Так, в ходе экспертных сессий соответствующих рабочих групп осуществлялось информационное и экспертное сопровождение событий по актуальным социальным и экономическим вопросам, велась подготовка ежегодного доклада для Президента РФ «Об эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ», обеспечивались принятие управленческих решений практически по всем кризисным и чрезвычайным ситуациям и их немедленное доведение до исполнителей в режиме видеоконференции.

В настоящее время ведутся работы по созданию подсистем экспертно-аналитического обеспечения ситуационных центров ОГВ РФ.

– Инициация национальных проектов и серии значимых международных мероприятий высшего уровня, а также общая логика развития теории и практики государственного управления привели к росту интереса к проектным методам управления. В какой мере данная методология сегодня развита как с точки зрения обеспечения инструментарием, так и в смысле накопленного и поддающегося тиражированию опыта в СЦ органов власти?

– Да, сегодня во всех развитых странах создана и успешно реализуется методология проектного управления, которая находит отражение в соответствующих стандартах. Это единственный инструмент управления не только инновационными, но и всеми другими проектами, инструмент достижения поставленных целей. Человечество ничего лучшего не придумало. В России с середины 1990-х гг. бизнес-сообщество активно внедряет методы проектного управления и получает значительный эффект. В госсекторе с 2005 г. в связи с инициализацией национальных проектов, реализацией крупномасштабных государственных программ разворачиваются работы по созданию систем проектного управления, внедрению этих инструментов в СЦ.

Однако в России процесс формирования системной методологии проектного управления для различных секторов экономики и промышленности, различных типов проектов с учетом особенностей управленческой деятельности, ментальности и квалификации менеджеров еще не завершен.

Чтобы пояснить эту мысль, сделаю небольшое отступление. Общая методология управления проектами создана достаточно давно. Кстати, первая работа об управлении с помощью сетевых графиков была опубликована в нашей стране еще в 1926 г. В 1950-е гг. в США появились первые реализации методологии управления проектами. Сегодня уже весь мир говорит на языке управления проектами. Но в каждой стране эта методология имеет свои особенности, в зависимости от реальных экономических отношений и менталитета проджект-менеджеров. Где-то менеджерам присуща активность и инициатива, где-то во главу угла ставятся исполнительность и строгая дисциплина. В нашей стране тоже есть свои особенности – экономические, психологические, образовательные. У нас долгое время никто не занимался подготовкой специалистов-управленцев. Поначалу, когда страна вступила в рыночные отношения, не было профессионалов, способных овладеть программными пакетами, которые активно использовались во всем мире. И сейчас по-прежнему нет культуры управленческой деятельности, культуры работы с сетевыми графиками, соблюдения сроков начала и окончания работ, использования управленческой информации. Строить здание без чертежей нельзя. А строить без календарного плана, без сетевого плана, без обоснования потребности в ресурсах почему-то можно.

Нам нужно преодолеть эту ментальность, усвоить, что нельзя реализовывать проекты без четких планов, сроков, ответственности. Особая тема – оценка рисков: невозможно реализовывать проект, не оценивая риски. А чтобы их просчитывать, необходима квалификация, а это уже вопрос содержания и качества образования.

Все эти особенности нашей управленческой деятельности, квалификации и менталитета людей должны учитываться при формировании методологии. Поэтому необходимы консолидация ученых и практиков для создания системной методологии управления проектами, адаптивной к различным типам проектов, доработка и адаптация инструментария, разработка типовых проектных решений информационно-управляющих систем. Это стратегически важная и актуальная задача, которая требует государственной поддержки. В структуре Агентства стратегических инициатив по продвижению проектов целесообразно предусмотреть самостоятельное направление деятельности по данной проблематике.

– Изменение человеческого менталитета, вероятно, самая сложная задача. Она реализуема в обозримой перспективе?

– Над этим нужно работать. Успех проекта как минимум на 50% зависит от людей. Пока не придут новые люди – грамотные, образованные, ответственные управленцы, с реализацией проектов будут проблемы.

Время непрофессионалов закончилось. Но профессионалов нужно готовить. Сейчас перед нами поставлена задача подготовить 2 млн модернизаторов – людей, способных реализовать инновационные проекты. В Агентстве стратегических инициатив должно быть отдельное направление по обучению специалистов. Причем нужно не просто учить всех желающих – не каждого можно научить управлять, а отбирать талантливых, находить их и привлекать. Так делается во всех развитых странах.

А нынешних руководителей можно и нужно убеждать. Когда создавался первый СЦ Президента РФ (я был его главным конструктором), у проекта была масса противников. Возражения против строительства ситуационного центра в официальной резиденции Президента высказывались на уровне министров, глав администраций и других крупных руководителей – они просто не понимали, зачем он нужен. Но удалось их убедить. После этого они сами начали создавать у себя СЦ и убеждать других в их пользе и эффективности. Приходит понимание того, что система СЦ в ОГВ – это основа профессионального государственного управления.

– Процесс оперативного и эффективного управления и принятия решений в настоящее время, как правило, осложняется постоянно нарастающим объемом информации. Насколько остра эта проблема с точки зрения требований к кадрам и методологии поддержки подобного процесса? Где проходит граница между совокупностью проблем, подлежащих автоматизации, и сферой человеческой ответственности?

– В настоящее время поддержка функционирования ситуационных центров ОГВ реализуется с использованием комплекса разработанных информационно-аналитических систем. На их базе осуществляются разработка сценариев и поддержка мероприятий, проводимых в ситуационных центрах в режимах плановых и оперативных совещаний, экспертно-аналитического и справочного обеспечения.

Все более актуальной становится интеграция ситуационных центров ОГВ с целью повышения эффективности, качества и оперативности информационного обеспечения государственного управления на федеральном и региональном уровнях. Эта интеграция должна быть реализована на всех направлениях: информационном, технологическом, нормативном и методическом. В качестве примера интеграции ситуационных центров может служить задача, определенная Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 536 «Об основах стратегического планирования в Российской Федерации», в котором прямо указано на необходимость строить и организовывать работу по контролю и управлению в области стратегического планирования с использованием системы ситуационных центров ОГВ. В этих целях предполагается организовать на базе системы СЦ мониторинг и комплексный анализ уровня развития Российской Федерации и состояния национальной безопасности на федеральном и региональном уровнях.

Для реализации этих задач, как я уже сказал, необходимы специалисты новой формации: информационные сценаристы, режиссеры, аналитики, математики, системотехники.

– Вы назвали четыре направления интеграции ситуационных центров ОГВ. Можно ли считать, что база для интеграции по всем направлениям – информационному, технологическому, нормативному, методическому – достаточна? Или по какому-то из перечисленных аспектов требуется дополнительная работа?

– Думаю, что это нормативно-правовой аспект. Сейчас размещение на портале ситуационного центра ресурсов, позволяющих СЦ взаимодействовать между собой, фактически зависит от доброй воли руководителей, которые дают или не дают разрешение размещать на портале ту или иную информацию о работе субъекта РФ. Поэтому нужна нормативная база, которая обязывала бы их размещать на портале СЦ необходимую информацию. И ФСО работает в данном направлении.

В Стратегии развития информационного общества в РФ записано, что органы власти обязаны создавать ситуационные центры – это уже хороший шаг. Следующий шаг – подготовка распоряжения Правительства о необходимости создания информационных ресурсов в Единой системе классификации кодирования информации, чтобы все СЦ «говорили на одном языке». Этот язык мы разработали и внедряем во все органы государственной власти.

– Можете ли вы, основываясь на собственном опыте, оценить уровень развития инструментально-моделирующих систем, находящихся на вооружении в российских органах власти? Насколько адекватны эти инструменты отечественным реалиям?

– Единственным средством получения новых знаний для принятия решений являются инструментально-моделирующие средства, которые условно можно разделить на три группы: информационные, интеллектуальные и интерфейсные. Эти средства находятся на вооружении в российских органах власти. Степень их использования различна. Например, информационные средства адекватны отечественным реалиям управленческой деятельности: специализированные БД и БЗ, электронный документооборот, хранилище разнородной информации, OLAP-технологии и т. д. Данный класс технологий обеспечивает многомерную визуализацию и существенно упрощает работу по подготовке решений.

К интеллектуальным технологиям относятся текстологические, проблемно-ориентированные, имитационные, когнитивные модели, экспертные системы и т. д., которые позволяют выявлять факторы, прогнозировать развитие ситуации, генерировать варианты их оценки. Внедрение этих технологий требует специальной подготовки как в постановке задач, так и в их реализации и интерпретации результатов расчетов.

Интерфейсные технологии обеспечивают визуализацию информации, образное представление сформированных управленческих решений с широким использованием картографирования проблемных ситуаций, графических интерфейсов, семантических карт и т. д. Эти средства особенно важны для СЦ и широко в них применяются.

Эффективно внедряются инструментально-моделирующие средства при информационном обеспечении управления подготовкой и проведением Олимпийских игр Сочи-2014, приоритетных национальных проектов, в строительстве и др.

– В 2010–2011 гг. в России произошел ряд серьезных чрезвычайных ситуаций террористического, технологического и природного характера. Какова оценка эффективности работы СЦ органов власти в этих ситуациях?

– Для обеспечения работы штабов правительственной комиссии по ликвидации последствий ЧС активно используются СЦ, мобильные комплексы СЦ и системы видеоконференцсвязи. К этим системам подключаются сети видеосвязи министерств и субъектов РФ, которые принимают участие в ликвидации чрезвычайных ситуаций, техногенных и природных катастроф (МЧС, МВД, ОАО РЖД и др.) На месте ЧС разворачивается рабочий комплекс, что позволяет эффективно координировать работу, а также дает возможность Президенту РФ, Председателю Правительства РФ из своих СЦ видеть и оценивать реальную картину происшествия и при необходимости подключать министерства, ведомства к ликвидации последствий ЧС. Взаимодействие осуществляется в режиме реального времени.

Такая организация показала свою актуальность и эффективность при ликвидации последствий подрыва скоростного поезда «Невский экспресс», пожара в клубе «Хромая лошадь», катастрофы самолета с польской делегацией под Смоленском, пожаров 2010 г., взрывов в московском метро.

– На каких принципах осуществляется взаимодействие СЦ государственных предприятий и частных компаний с системой СЦ в органах власти РФ? Насколько оно эффективно? Ведь коммерческие структуры не всегда готовы делиться информацией с внешними контрагентами.

– Взаимодействие системы СЦ органов власти с СЦ государственных и частных компаний осуществляется при обсуждении реальных проблем руководителей страны с директорами предприятий, занимающихся строительством дорог, тоннелей, модернизацией металлургических заводов, аэропортов, сельского хозяйства, профилактикой пожаров, реализацией таких крупных проектов, как подготовка Олимпиады, приоритетных национальных проектов, решением вопросов демографии. СЦ и видеоконференцсвязь резко повышают эффективность управленческой деятельности в любой области.

Пришло время создавать единый центр управления ситуационными центрами. Как я говорил, сегодня их уже больше 30, и ими надо управлять – планировать их загрузку, информационные ресурсы, информационное взаимодействие, наконец, планировать мероприятия, проводимые в ситуационных центрах с участием руководителей органов власти.

А что касается того, чтобы делиться информацией, то предприятия сами должны быть заинтересованы в том, чтобы информация о них была в некоем фонде, куда могли бы обращаться все руководители. Это всем пойдет только на пользу.

– Какова ваша оценка уровня развития индустрии СЦ в негосударственном секторе? Насколько он соответствует потребностям экономики и безопасности на отечественных предприятиях?

– Уровень развития индустрии СЦ в негосударственном секторе недостаточен. Реализованы лишь отдельные СЦ. Вместе с тем, проводить модернизацию, внедрять инновационные технологии, повышать конкурентоспособность выпускаемой продукции, осуществлять финансовое развитие предприятий, реализовывать проекты без применения современных управленческих технологий, к которым относятся СЦ, невозможно.

Поэтому перенос в реальный сектор экономики опыта, накопленного в госструктурах, в том числе по интеграции локальных СЦ, созданию именно системы ситуационных центров, является правильным и безальтернативным.

– В апреле этого года на базе РАГС прошла юбилейная конференция «Ситуационные центры 2011». Как зародилась идея этого мероприятия? Какие цели первоначально ставились? Во что они трансформировались сегодня?

– Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАГС) проводит ежегодные конференции по проблемам создания и эксплуатации СЦ и технологий поддержки принятия решений с 2002 г. В материалах конференций, семинаров и других публикациях освещаются с разных точек зрения вопросы построения и функционирования ситуационных центров. Эти материалы сыграли большую роль, в том числе, при создании учебно-исследовательского ситуационного центра РАГС, который уже шесть лет активно используется в учебном процессе академии. Сегодня во многих вузах создаются учебные ситуационные центры, что, безусловно, повысит эффективность учебного процесса и позволит воспитывать и готовить модернизаторов, специалистов, способных эффективно реализовывать проекты.

– На конференции вы представили книгу «Ситуационные центры. Опыт, состояние, тенденции развития». На кого рассчитана эта книга? Свидетельствует ли ее появление о том, что СЦ как сложное междисциплинарное явление уже состоялось в нашей стране?

– Да, сегодня можно говорить о том, что явление СЦ в известной степени уже состоялось. В нынешнем году исполняется 25 лет с момента рождения идеи СЦ. За этот период авторами книги были созданы десятки СЦ в органах государственной власти, в крупных корпорациях и предприятиях, накоплен как положительный, так и отрицательный опыт проектирования, монтажа и интеграции оборудования, разработки информационных систем СЦ. Исходя из этого родилась идея обобщить отечественный и зарубежный опыт создания и эксплуатации СЦ, обосновать типовые решения программно-технических средств, выносных и мобильных мультимедийных комплексов, сети видеоконференцсвязи, проанализировать опыт создания информационных ресурсов, систем, инструментально-моделирующих средств, систем поддержки принятия решений в СЦ.

Книга будет полезна как заказчикам, так и разработчикам СЦ, специалистам в области информационных технологий, студентам и аспирантам.




Заказать полную PDF-версию свежего номера Connect!



Показать все статьи по теме Контакт-центры

Поставьте свою оценку:
   1   2   3   4   5   

< Предыдущая статья

  
Следующая статья >

НАШИ ПРОЕКТЫ
ПРОСМОТР ПО ТЕМАМ
IP-телефония
Беспроводная связь
Бизнес-аналитика
Биллинг и OSS/BSS решения
Видеоконференцсвязь
Измерительная техника
Инфокоммунникации регионов
Информационная безопасность
ИТ-услуги
КИС (Корпоративные информационные системы)
Контакт-центры
КСПД (Корпоративные сети передачи данных)
Мобильная связь
Облачные технологии
Профессиональная радиосвязь
Серверные решения
Системы бесперебойного питания
Системы хранения данных
Ситуационные центры
Спутниковая связь
УПАТС
Фиксированная связь
Цифровое телевидение
TOP 20 СТАТЕЙ
Роль государства в обеспечении информационной безопасности
Консолидация телекоммуникационных ресурсов отраслей топливно-энергетического комплекса
Реквием по SoftSwitch
Трехсайтовая архитектура – реальная защита от катастроф
В Тулу за кальяноваром, или Что такое адаптивный call-центр
Ненадежность IP-телефонии: мифы и реальность
Четвертым будешь?
Путеводитель по рынку OSS-решений
В жизни все бывает, поэтому сделайте резервную копию…
Оптимизация энергопотребления в современном ЦОД
VSATизация России – промежуточные итоги
Современные программные телефоны
Аккумуляторные батареи для современных ИБП
Особенности информатизации телекоммуникационных компаний в России
Отечественные производители телекоммуникационного оборудования
Проблемы нормативно-правового, организационно-технического и программного обеспечения защиты информационных систем
Смена поколений в стандартизации СКС
Проблемы и перспективы формирования мобильной медиасреды в России
Принципы организации сетевой инфраструктуры ООО «ЛУКОЙЛ-ИНФОРМ»
Модульные отказоустойчивые системы бесперебойного питания: за и против
Все ТОПовые статьи >>